16:35 

Ирни
Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:51


Исполнение №1. Экстра. 4 667 слов.
По многочисленным, так сказать, заявкам. Автор внезапно сел и доделал. :3

- Стайлз, к тебе Джексон, - отец постучался в комнату к сыну, открывая дверь, пропуская Уиттмора вперед и оставляя их одних. Парень мучительно застонал и откинулся на компьютерном кресле. Черт, о крыльце он не подумал. Оборотни никогда не пользовались главным входом, поэтому, засыпав подоконник сушеными ягодами рябины в качестве «рождественского украшения», Стилински чувствовал себя в полной безопасности. Не то чтобы он действительно чего-то опасался, – подумаешь, вывернулся из рук отвлекшегося на рык Альфы и позорно сбежал. Да и вряд ли Эрика сильно обиделась, когда он бросил трубку после минуты ее неубедительных уверений, что она пошутила по поводу Твистера. Она-то, возможно, и правда пошутила, только вот в бедро ему вовсе не шутка упиралась. Он бы даже сказал, нешуточная такая не-шутка.
- Да-да, я уже понял, что вы тут ни при чем, что надо было «хоть что-то сделать», и вы не собирались изначально, как там Эрика сказала, форсировать события, вот, - тут же начал тараторить Стайлз, развернувшись к севшему на его кровать Джексону, который только было открыл рот, чтобы произнести что-то, но тут же захлопнул его, позволяя выговориться. – Я не в претензии, правда, хрен знает, сколько еще времени я бы протупил. Но давай мы пропустим ту часть, где ты слезно заверяешь меня в том, что вы не хотели нанести мне психологическую травму. Я понял, что все дело в том, что стая что-то там, я не дослушал.
Уиттмор пропустил его словесный понос мимо ушей с откровенно скучающим видом, после чего достал из кармана знакомую флешку и протянул ему.
- Заехал вернуть, ты оставил ее в плеере.
Стилински, уже готовый выдать новую порцию какого-то бреда, позволяющего не покраснеть перед вольно-невольным свидетелем «бутылочного» непотребства, осекся и замер с тихим «О, спасибо». После чего забрал флешку, тут же начиная нервно крутить ее в руках, бегая взглядом по комнате и дергая ногой. Джексон уселся удобнее, явно ожидая вопросов. Стайлз чуть не хлопнул себя по лбу – ну конечно, Уиттмор – лучший друг Дэнни еще с песочницы.
- И как меня угораздило? – в итоге выдохнул Стилински, а Джексон ухмыльнулся с таким видом, будто ему достался самый легкий билет на экзамене.
- Потому что ты ненормальный придурок с синдромом жертвы, которому нравится, когда его оценивают по заслугам, то есть, ни во что не ставят? – в голосе Уиттмора так и звенела ирония, но в ней совершенно не было издевки – каким-то необъяснимым образом стая сделала его мягче. Ну, если вычесть тот раз во время ремонта, когда Скотт вылил на его тачку банку краски…
- Ох, чувак, в таком случае я пел бы тебе серенады под окном, - закатил глаза Стайлз, а потом ухмыльнулся. – Дуэтом с Айзеком.
Джексон зло уставился на него кислотно-голубыми глазами и зашипел. Жутко и громко, заставив Стилински вздрогнуть. Никто из стаи так и не привык, что половину времени вместо рычания Уиттмор продолжает издавать звуки, свойственные каниме, благо, чешуей он больше не покрывался, да и конечностей, вроде, тоже не терял.
- А возможно, дело в том, что я не шутил, когда сказал про отличный вкус, - Джексон успокоился так же быстро, как и вышел из себя. Стайлз сделал себе мысленную пометку не лезть в этот зубастый треугольник с Лейхи и Мартин – себе дороже. У него самого, вон, образовалась проблема на горизонте. Не то чтобы он не имел опыта безнадежных чувств… - И пока ты не провонял всю комнату своим отчаянием, приношу тебе благую весть, что ты у нас не один ненормальный придурок. Есть еще один, агрессивный и с педофильскими наклонностями. Хотя мы были уверены, что ты, наконец, заметил.
- Дядя Питер? – брови Стилински взлетели вверх. – Он тут при чем?
- Так у них это семейное? – откликнулся Уиттмор, скривившись в отвращении. После чего тряхнул головой, словно прогоняя вставшую перед глазами картинку. - Короче, бросай притворяться Скоттом, Альфа уверен, что ты с ним просто играешь, и он на грани срыва. Вряд ли тебе понравится, если он придет и возьмет то, что хочет, в полнолуние.
Стайлз в который раз удивился, что Джексон называет Дерека по имени только когда обращается непосредственно к нему, а все остальное время – эдаким солдафонским «Альфа». А еще он нихрена не понял, что Хейл хочет у него взять. Стоп. Играет? Судя по всему, последний вопрос он недоуменно озвучил, потому что Джексон, уже вставший с кровати, мученически вздохнул.
- Кто помогал с проектом нового дома и всеми сопутствующими бумажками? – спросил он, и, не дожидаясь очевидного ответа, продолжил. – Кто ездил с Альфой по строительным рынкам? Кто готовил стае еду все время, пока шли работы? Кто буквально две недели назад выбирал книжные шкафы в библиотеку? Ту самую, где сейчас хранятся уцелевшие в пожаре книги. И самое главное. Кто собрал нас всех и прочитал лекцию на три часа о том, что все мы должны начать с чистого листа как стая, потому что иначе нас сожрут и не подавятся? И сделал невозможное, действительно слепив из нас семью? Господи, Стилински, даже я знаю об иерархии в волчьих стаях.
Стайлз сполз в кресле, бездумно уставившись в стену. Если смотреть на все под таким углом… То на место вставало огромное количество странностей. Например, то, как ребята стали его слушаться, стоило ему начать говорить серьезным тоном. Или то, как ехидно смотрел на них Питер, когда Дерек, спрыгнувший с инструментами с крыши, весь потный, вырвал у него из рук бутылку с водой, и, кажется, Стилински тогда заявил, что напускает туда слюней, чтобы неповадно было. И добавил, что носить в такой солнечный день черную футболку – извращение, особенно, если ее уже можно выжимать. Что ж, упомянутый предмет гардероба был тут же с готовностью снят.
И в целом мелочей таких была уже полная копилка.
- Дошло, наконец. Увидимся в канун, - кивнул сам себе Уиттмор и с чувством выполненного долга направился к выходу из комнаты. Когда он уже открыл дверь, Стайлз его окликнул.
- Слушай… А с Лидией так же, когда вы целуетесь?
- Как «так же»? – Джексон чуть склонил голову, не отпуская никаких комментариев, видимо, уловив его настроение.
- Как будто язык… до сердца достает. Вылизывает его, понимаешь? – Стилински поднял взгляд на оборотня как раз вовремя, чтобы увидеть, как тот дернулся. И протянул, заканчивая мысль. – Зали-и-изывает.
- Нет, Стайлз. С Лидией не так.

- Началом стал поцелуй, как он к такому привел? Один простой поцелуй, один простой поцелуй*, - донеслось из динамиков, стоило только Стайлзу включить магнитолу. До того, как ехать к стае, ему нужно было заскочить к миссис МакКол, которая собиралась справлять Рождество вместе с его отцом, дядей Питером и еще какими-то их общими друзьями. А сейчас он ехал в сторону леса, мысленно перебирая лежащие на заднем сидении подарки, надеясь, что ничего не забыл.
- Ты, должно быть, шутишь, детка! - Стилински смотрел на светящийся дисплей и не верил своим ушам. – «Мистер Оптимист», серьезно?
Машина ничего не ответила, предоставляя Стайлзу самому решать, насколько все серьезно. Ну и переключить радиостанцию, конечно, если ему так угодно.

URL комментария

URL
   

the world is ugly

главная