Ирни
Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:53


Ребята одобрительно загудели, помогая друг другу подняться и сразу идя в прихожую за верхней одеждой и обувью. В итоге все они столпились у черного хода, ведущего на задний двор, где деревья были украшены переливающимися гирляндами и было разноцветно-светло. Стайлзу пришлось открыть дверь, едва не вываливаясь на улицу, после чего они с Хейлом почти стукнулись лбами, одновременно наклонившись завязывать шнурки. Холодный воздух щипал нос и щеки, с темного неба сыпались хлопья снега и Стилински, туже затягивая бантик и выпрямляясь, посмотрел на виднеющийся недалеко небольшой, но довольно высокий холм, уже зная, чем развлечет стаю.
- Под веткой омелы меня обними и долгие-долгие поцелуи дари*****, - тихо пропела Лидия, чуть склонив голову и смотря на Стайлза. Он готов был поклясться, что увидел в ее глазах холодок свершившейся мести, но она улыбнулась и показала наверх. Туда, где на балку прямо у выхода была привязана веточка, под которой и стояли они с Дереком. Стилински медленно опустил взгляд, прекрасно понимая, что для оборотней его сердце грохочет, как ковровая бомбардировка, и встречаясь со знакомым выражением в зеленых глазах. Немного насмешливым, нарочито подчеркнутым спрятавшейся в уголке губ ухмылкой, но полным томного, тягучего голода. От которого все внутренности сжимались в сладкой судороге. Серьезно, Хейлу нужно законодательно запретить смотреть так на кого бы то ни было.
- Я – Царь Горы, - выдавил внезапно севшим голосом Стайлз, совершенно не планируя устраивать щенкам занятное зрелище, разворачиваясь и рванув к холму на максимуме своих возможностей, прекрасно зная, что у него не больше трех секунд форы. И правда, не успел он обогнуть ближайшие деревья, как его сбил с ног Скотт, азартно рыча. Стилински не даже не испугался толком, когда МакКола снесло в сторону мощнейшим ударом, и сильные руки дернули Стайлза вверх, поднимая на ноги и толкая его в направлении холма. Алые радужки Дерека вернули себе натуральный оливковый цвет, когда их взгляды встретились, и парень, кивнув, снова рванул к возвышению, слыша, как подвывают и рычат оборотни, кинувшись врассыпную и не просто не собираясь позволять ему забраться на холм, а ведя себя так, будто решили загнать добычу.
- С дороги, Стайлз! – крикнула Эллисон, явно не готовая уступить мохнатой братии и довольно быстро нагоняя Стилински, который уже достиг подножия холма, краем глаза отмечая, как Альфа сцепился с Бойдом и Эрикой, валяя обоих в снегу, а Скотт, лежащий в сугробе, дернул за ногу Джексона, заставляя того упасть.
- Извини! – пожал плечами Стайлз, начиная восхождение на холм и резко разворачиваясь к девушке, чтобы бросить в нее снежком. Она не ожидала такой подлости, но рассмеялась, шипя и выгребая снег из-за шиворота. Идея с закидыванием комками снега явно не была нова - следующий снежок прилетел в грудь ничего не подозревающей Лидии, которая решила обойти холм со стороны. И там ее уже поджидал Айзек, приготовивший себе довольно внушительный запас снарядов. Стилински только мотнул головой, не собираясь наблюдать за Битвой Титанов, и продолжил карабкаться вверх. Уиттмор, оставив позади рычащего Скотта, налетел на Стайлза сбоку, заставляя их обоих упасть и прокатиться кувырком до ближайшего дерева, в которое – вот повезло – спиной влетел все-таки нападавший. Оставив Джексона наедине с его звездочками в глазах и пнув напоследок, Стилински поднялся и опять рванулся вверх, дыша надсадно, обжигаясь глотками ледяного воздуха и чувствуя, как начало колоть в боку. Арджент, перенявшая тактику обстрела, забрасывала снежками Лейхи, явно делая в этом гораздо большие успехи, чем Мартин, но Стайлза уже не волновало, что там творится внизу, он практически выскочил на вершину и не успел свернуть, когда прямо перед ним вырос темный силуэт.
Столкновение вышло оглушающим, выбивающим воздух из легких, и они перекатились по снегу, замерев в той позе, в которой приземлились, заново учась дышать и пытаясь заставить мир вокруг перестать вращаться.
- Дерек, придурок, - выдавил Стайлз, смотря на звездное небо и чувствуя на себе весь нехилый вес Хейла. – Я думал, мы в одной команде.
- С чего ты взял? – фыркнул тот, приподнимаясь над ним и улыбаясь немного дико, со снегом в волосах и на воротнике. После чего приподнял одну бровь и заявил самодовольно, – Я победил.
- С чего ты взял? – вернул ему вопрос Стилински, вкладывая оставшиеся силы в последний рывок, переворачивая их и укладываясь всем телом на Дерека, зажмурившись и накрывая его губы своими, припечатывая к земле, отдавая себе отчет, что это очень грязный прием. Очень-очень грязный. Хейл, не растерявшись, положил горячие ладони на его замерзшие бедра, разводя их и заставляя оседлать свои бока, и прихватил зубами нижнюю губу, тут же проникая языком в его рот, не оставляя ни одного шанса отстраниться. Стайлз приоткрыл глаза, расслабляя пальцы на куртке Дерека, заставляя их, окоченевшие и непослушные, раздернуть молнию под его горлом, чтобы скользнуть под ушами, притягивая ближе, запуская их в смерзшиеся волосы и поглаживая затылок.
- Стайлз, - имя вырвалось горячим облачком пара, хриплое, зовущее, и Стилински, едва дыша, оттолкнулся от груди Хейла, сидя на нем, чувствуя, как прогревают до костей прикосновения сильных рук, как горит и тянет в паху, дурной совсем от адреналина и желания.
- Я – Царь Горы, - выдохнул Стайлз, снова склоняясь к искусанным и влажным губам, не касаясь – шепча в них. – Я победил.
Дерек не успел ничего ответить – парень дернулся вверх, поднимаясь, швырнув ему в лицо снега и сбегая вниз по холму, оступаясь и скатываясь последние метры кубарем, смеясь в голос, оглушенный биением своего сердца.
- Хэй, поцелуи под омелой не предполагают стояков! Но предполагают омелу! Оме-е-елу, Ваше Величество! – рассмеялась Эрика, почему-то полностью подхватив его настроение и тут же отвесив подзатыльник фыркнувшему Бойду, которому помогала отряхиваться от снега. Стилински только отмахнулся, скидывая куртку и ботинки на крыльце черного входа и влетая в дом, понимая, что у него совершенно нет времени. Вот он взлетает по лестнице на третий этаж особняка, споткнувшись два раза, а Дерек спускается с холма, перекатывая в горле громкий злой рык; вот он стягивает с себя одежду и забирается под душ в своей спальне, а Дерек отряхивает его вещи и заносит их в дом, после чего раздевается сам; вот он растирает свое замерзшее тело, шипя от боли, которую причиняет горячая вода, а Дерек распугивает всю стаю одним взглядом алых глаз, и те врубают музыку настолько громко, насколько способны выдерживать их уши, – Стайлз готов поклясться, что чувствует, как вибрируют от басов стены; вот он вытирается, натягивая белье и домашние штаны с футболкой – чистые и сухие, а Дерек заканчивает подъем по ступеням; вот он щелкает выключателем, погружая комнату во тьму, стягивает с кровати покрывало, забираясь на нее, но не успевая лечь, а Дерек даже не стучит, заходя к нему и стоя в прямоугольнике света, не давая разглядеть свое лицо.
По сценарию Стилински должен был пробурчать: «Чувак, закрой дверь с той стороны, отлично посидели, но я умотался», и упасть, словно заснул, на подушку. Притвориться достаточно хорошо, чтобы Хейл понял – он хочет, но он не готов, что это слишком быстро и страшно, что ему нужна неделя, может, пара походов в кино, чтобы это хотя бы выглядело нормально… Но у него словно стало два сердца – одно билось в горле, а другое синхронно с первым пульсировало под желудком. Поэтому Стайлз сбросил подушку на пол и спихнул ногой вслед за ней одеяло, дрожащими руками берясь за край своей футболки и тяня его вверх. Дверь хлопнула оглушительно, и в комнате снова стало непроглядно темно, скользнувшие на поясницу руки заставили вздрогнуть и выгнуться.
- Дерек, - выдохнул Стилински, и Хейл прочитал в звуке своего имени все, что должен был, припал к пылающим припухшим губам, целуя медленно и глубоко, притягивая его ближе и заставляя лечь на спину, знакомо уже прикусывая его язык. Стайлз не сдержал всхлипа, обхватывая его плечи, и да, вот теперь ему стало на самом деле страшно, и жарко, и стыдно, и неловко, – все нутро переполняли эмоции, сильные, словно тайфун, сминающие и подчиняющие.
- Сними! - парень нашел в этих эмоциях нетерпение, и зацепился за него, как волк за якорь, дернул ткань футболки Дерека вверх, вырывая у него рык. Дернул еще раз, все-таки добиваясь своего, и прильнул, приподнимаясь, кожей к коже, горячо и правильно, думая о синяках на своей спине после знакомства со стеной тогда, давным-давно, думая о прохладной воде бассейна, затекающей в нос. Хейл рванулся из его объятий, выпрямляясь, зазвенела пряжка, потом вжикнула молния, но Стайлз не дал ему толком раздеться, только спустить джинсы с бельем к икрам, и поднялся следом, встав напротив на колени, обхватывая его шею и ища слепо его рот, целуя в итоге скулы и подбородок, нос, прикусывая верхнюю губу, дрожа мелко от того, как Дерек провел ладонями по его спине, ниже, под резинку штанов и белья, стягивая их, заставляя грубую ткань скользнуть по возбужденному члену, вырвав стон.

URL комментария