Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:35 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:51


Исполнение №1. Экстра. 4 667 слов.
По многочисленным, так сказать, заявкам. Автор внезапно сел и доделал. :3

- Стайлз, к тебе Джексон, - отец постучался в комнату к сыну, открывая дверь, пропуская Уиттмора вперед и оставляя их одних. Парень мучительно застонал и откинулся на компьютерном кресле. Черт, о крыльце он не подумал. Оборотни никогда не пользовались главным входом, поэтому, засыпав подоконник сушеными ягодами рябины в качестве «рождественского украшения», Стилински чувствовал себя в полной безопасности. Не то чтобы он действительно чего-то опасался, – подумаешь, вывернулся из рук отвлекшегося на рык Альфы и позорно сбежал. Да и вряд ли Эрика сильно обиделась, когда он бросил трубку после минуты ее неубедительных уверений, что она пошутила по поводу Твистера. Она-то, возможно, и правда пошутила, только вот в бедро ему вовсе не шутка упиралась. Он бы даже сказал, нешуточная такая не-шутка.
- Да-да, я уже понял, что вы тут ни при чем, что надо было «хоть что-то сделать», и вы не собирались изначально, как там Эрика сказала, форсировать события, вот, - тут же начал тараторить Стайлз, развернувшись к севшему на его кровать Джексону, который только было открыл рот, чтобы произнести что-то, но тут же захлопнул его, позволяя выговориться. – Я не в претензии, правда, хрен знает, сколько еще времени я бы протупил. Но давай мы пропустим ту часть, где ты слезно заверяешь меня в том, что вы не хотели нанести мне психологическую травму. Я понял, что все дело в том, что стая что-то там, я не дослушал.
Уиттмор пропустил его словесный понос мимо ушей с откровенно скучающим видом, после чего достал из кармана знакомую флешку и протянул ему.
- Заехал вернуть, ты оставил ее в плеере.
Стилински, уже готовый выдать новую порцию какого-то бреда, позволяющего не покраснеть перед вольно-невольным свидетелем «бутылочного» непотребства, осекся и замер с тихим «О, спасибо». После чего забрал флешку, тут же начиная нервно крутить ее в руках, бегая взглядом по комнате и дергая ногой. Джексон уселся удобнее, явно ожидая вопросов. Стайлз чуть не хлопнул себя по лбу – ну конечно, Уиттмор – лучший друг Дэнни еще с песочницы.
- И как меня угораздило? – в итоге выдохнул Стилински, а Джексон ухмыльнулся с таким видом, будто ему достался самый легкий билет на экзамене.
- Потому что ты ненормальный придурок с синдромом жертвы, которому нравится, когда его оценивают по заслугам, то есть, ни во что не ставят? – в голосе Уиттмора так и звенела ирония, но в ней совершенно не было издевки – каким-то необъяснимым образом стая сделала его мягче. Ну, если вычесть тот раз во время ремонта, когда Скотт вылил на его тачку банку краски…
- Ох, чувак, в таком случае я пел бы тебе серенады под окном, - закатил глаза Стайлз, а потом ухмыльнулся. – Дуэтом с Айзеком.
Джексон зло уставился на него кислотно-голубыми глазами и зашипел. Жутко и громко, заставив Стилински вздрогнуть. Никто из стаи так и не привык, что половину времени вместо рычания Уиттмор продолжает издавать звуки, свойственные каниме, благо, чешуей он больше не покрывался, да и конечностей, вроде, тоже не терял.
- А возможно, дело в том, что я не шутил, когда сказал про отличный вкус, - Джексон успокоился так же быстро, как и вышел из себя. Стайлз сделал себе мысленную пометку не лезть в этот зубастый треугольник с Лейхи и Мартин – себе дороже. У него самого, вон, образовалась проблема на горизонте. Не то чтобы он не имел опыта безнадежных чувств… - И пока ты не провонял всю комнату своим отчаянием, приношу тебе благую весть, что ты у нас не один ненормальный придурок. Есть еще один, агрессивный и с педофильскими наклонностями. Хотя мы были уверены, что ты, наконец, заметил.
- Дядя Питер? – брови Стилински взлетели вверх. – Он тут при чем?
- Так у них это семейное? – откликнулся Уиттмор, скривившись в отвращении. После чего тряхнул головой, словно прогоняя вставшую перед глазами картинку. - Короче, бросай притворяться Скоттом, Альфа уверен, что ты с ним просто играешь, и он на грани срыва. Вряд ли тебе понравится, если он придет и возьмет то, что хочет, в полнолуние.
Стайлз в который раз удивился, что Джексон называет Дерека по имени только когда обращается непосредственно к нему, а все остальное время – эдаким солдафонским «Альфа». А еще он нихрена не понял, что Хейл хочет у него взять. Стоп. Играет? Судя по всему, последний вопрос он недоуменно озвучил, потому что Джексон, уже вставший с кровати, мученически вздохнул.
- Кто помогал с проектом нового дома и всеми сопутствующими бумажками? – спросил он, и, не дожидаясь очевидного ответа, продолжил. – Кто ездил с Альфой по строительным рынкам? Кто готовил стае еду все время, пока шли работы? Кто буквально две недели назад выбирал книжные шкафы в библиотеку? Ту самую, где сейчас хранятся уцелевшие в пожаре книги. И самое главное. Кто собрал нас всех и прочитал лекцию на три часа о том, что все мы должны начать с чистого листа как стая, потому что иначе нас сожрут и не подавятся? И сделал невозможное, действительно слепив из нас семью? Господи, Стилински, даже я знаю об иерархии в волчьих стаях.
Стайлз сполз в кресле, бездумно уставившись в стену. Если смотреть на все под таким углом… То на место вставало огромное количество странностей. Например, то, как ребята стали его слушаться, стоило ему начать говорить серьезным тоном. Или то, как ехидно смотрел на них Питер, когда Дерек, спрыгнувший с инструментами с крыши, весь потный, вырвал у него из рук бутылку с водой, и, кажется, Стилински тогда заявил, что напускает туда слюней, чтобы неповадно было. И добавил, что носить в такой солнечный день черную футболку – извращение, особенно, если ее уже можно выжимать. Что ж, упомянутый предмет гардероба был тут же с готовностью снят.
И в целом мелочей таких была уже полная копилка.
- Дошло, наконец. Увидимся в канун, - кивнул сам себе Уиттмор и с чувством выполненного долга направился к выходу из комнаты. Когда он уже открыл дверь, Стайлз его окликнул.
- Слушай… А с Лидией так же, когда вы целуетесь?
- Как «так же»? – Джексон чуть склонил голову, не отпуская никаких комментариев, видимо, уловив его настроение.
- Как будто язык… до сердца достает. Вылизывает его, понимаешь? – Стилински поднял взгляд на оборотня как раз вовремя, чтобы увидеть, как тот дернулся. И протянул, заканчивая мысль. – Зали-и-изывает.
- Нет, Стайлз. С Лидией не так.

- Началом стал поцелуй, как он к такому привел? Один простой поцелуй, один простой поцелуй*, - донеслось из динамиков, стоило только Стайлзу включить магнитолу. До того, как ехать к стае, ему нужно было заскочить к миссис МакКол, которая собиралась справлять Рождество вместе с его отцом, дядей Питером и еще какими-то их общими друзьями. А сейчас он ехал в сторону леса, мысленно перебирая лежащие на заднем сидении подарки, надеясь, что ничего не забыл.
- Ты, должно быть, шутишь, детка! - Стилински смотрел на светящийся дисплей и не верил своим ушам. – «Мистер Оптимист», серьезно?
Машина ничего не ответила, предоставляя Стайлзу самому решать, насколько все серьезно. Ну и переключить радиостанцию, конечно, если ему так угодно.

URL комментария

16:35 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:52


Стилински вырулил на параллельную улицу, идущую по черте города, стараясь не прислушиваться к песне, но все равно чувствуя неприятное перекатывание в животе, откликающееся на лирику и вызывающее неприятные воспоминания о том, как Дерек… К черту! Стайлз переключил радиостанцию.
- Когда волчий вой разрывает ночь рыданием; когда ты – пустой, лишь алых глаз сияние**…
Шины издали совершенно ужасный звук, оставляя на асфальте черные полосы, а Стилински, чуть не отправившийся вместе с джипом в кювет, судорожно выключил магнитолу вообще, не собираясь слушать ни про «пугало» ни про «невинность», ни что-там-дальше, ни любую другую песню вообще, потому что на них ему сегодня определенно не повезло. Сердце колотилось в груди как сумасшедшее, и пришлось встать на аварийку минут на пять, чтобы полностью успокоиться. Хорошо, что он еще не въехал в лес, уж там-то, по льду и довольно высокому снегу, он точно закончил бы сегодняшний день близким знакомством с каким-нибудь деревом.
- Идиот, - отругал он сам себя, с силой проводя ладонями по лицу и отказываясь верить в то, что он действительно так сильно нервничает.
Нервничать и правда было не из-за чего – вышедший его встретить Скотт выглядел веселым, из дома раздавался смех. Стайлз помахал ему и, вытянув с заднего сидения мешок с подарками, спрыгнул на заснеженную землю.
- Знаете, это читерство! – прямо сходу начал возмущаться Стилински, заходя в дом и скидывая обувь и куртку. – Вы по запаху определите, где чьи подарки! Это совершенно не круто, вдруг я решил подарить кому-нибудь нижнее белье, а?
МакКол рассмеялся и потянул Стайлза в гостиную, где стояла огромная ель, уже украшенная дорогими стеклянными шариками, фигурками и лентами, со сверкающим наконечником-звездой. От дерева так сильно пахло хвоей и лесом, что у Стилински тут же наполнился рот слюной – он любил этот запах с детства, но сейчас он казался каким-то слишком знакомым и пряным, от него вело. Точно. Именно так пах Дерек – почти неуловимо, естественно и очень, очень здорово.
- За этим запахом мы даже собственные уже не найдем, - фыркнул Айзек, двумя руками сжимая кружку с горячим шоколадом. Он отлично выглядел в джемпере из кремово-бежевой шерсти и джинсах, Стайлз даже немного позавидовал – все ребята были одеты по-новогоднему, назвать их вид повседневным язык не поворачивался, особенно хороши были девушки в цветных вязаных платьях. Сам же он перестал надевать что-то особенное на рождественские праздники с тех пор, как совсем вырос из алого свитера с белыми оленями, который за год до смерти купила ему мама. Правда, любовь к этому яркому цвету он так и сохранил на всю жизнь.
- Тогда отвернитесь все, - Стилински помахал мешком с подарками, вставая на колени перед елью, почти все пространство под которой было заполнено коробками в красивых обертках. Стая пофыркала, но разошлась по комнате, занявшись последними приготовлениями, позволяя ему спокойно распихать подарки по свободным местам, все в итоге перемешав и чуть не завалившись под дерево самолично.
- Могу с точностью до цветовой гаммы назвать содержание каждой упаковки, - улыбнулась Лидия, протягивая ему столовые приборы, которые нужно было разложить, и начала расставлять на праздничном столе подсвечники, пока Эрика проверяла готовность индейки в духовке. – Да и Дерека эфирным маслом не сбить со следа, так что зря ты так старался.
Стайлз проследил за ее взглядом и обернулся – Хейл сидел на верхних ступенях лестницы, уткнувшись в книгу и не замечая суетящихся внизу подростков.
- Ну, знаешь ли. Если бы и от меня хвоей всегда пахло, я бы тоже на елку внимания не обращал, - легкомысленно пожал плечами Стилински, и только после того, как Скотт закашлялся, понял, что ляпнул. Чертовы оборотни с их чертовыми животными повадками и фиксацией на обонянии. Стайлз только вздохнул, быстро осматривая потолок и запоминая новое расположение веточек омелы. Все они были перевешены. Кто бы сомневался, Эрика, кто бы сомневался.

- Ты серьезно, что ли? Мы только что прикончили десерт! – взмолился Скотт, когда Джексон достал Твистер и приглашающее помахал им в воздухе. Сидящие на диване и в креслах ребята, перекидывавшиеся в карты, мучительно застонали, милосердно заглушив загнанные трепыхания Стайлзова сердца. Серьезно, его вот-вот просто хватит удар, и это будет последнее Рождество в его не самой веселой жизни, потому что весь вечер, и вот уже полночи, он попадает в ситуации, которые смело могут занять топ-10 по неловкости за последние три года. Или они действительно вели себя точно так же все это время, просто для него это было естественно, и он ничего не замечал? Потому что – ну правда – каждый раз, когда все они по очереди рубились в новехонькую DOA***, так случалось, что Стилински сидел на подлокотнике кресла Хейла и периодически накрывал его руки своими, чтобы выполнить какую-нибудь дикую комбинацию, которые Дерек, выбирающий просто умопомрачительные стратегии боя, просто не считал нужным запоминать – отчего и проигрывал периодически, вызывая у Стайлза легкую досаду. В итоге получалось, что в тандеме они обыгрывали кого угодно без единого поражения, и стая их за это люто ненавидела, заставляя дарить друг другу абсолютно довольные улыбки. Сегодня, по привычке помогая Хейлу, который играл за Аяне – и, видит Бог, Стилински полностью поддерживал этот выбор, – уложить на лопатки Касуми Лидии, он начал ловить их обоих на том, что они постоянно и без необходимости нарушают личное пространство друг друга, и это… приятно. Когда красавица с фиолетовыми волосами победила, и Дерек с ухмылкой потянулся привычно похлопать его по колену, он отскочил в сторону, словно ошпаренный, заработав такие взгляды, что впору было удавиться прямо на месте. Впрочем, скорее всего они были вызваны тем, что Хейла было очень сложно заинтересовать чем бы то ни было, и стая слишком сильно начинала ощущать их разницу в возрасте, если Дерек занимался чем-то серьезным, пока все они дурачились. Так что создавать неловкие ситуации, связанные с игровым процессом, во время вовлечения в них Альфы, было, вроде как, негласное табу.
- Я буду водить, - тут же произнес Хейл, забирая у Уиттмора круг со стрелкой с таким видом, что никто не осмелился предложить замену. Стайлз же только облегченно вздохнул, после чего показал язык Эрике, но она только улыбнулась хитро, явно что-то замышляя, ну или сделав какие-то выводы, укрывшиеся от его внимания.
Над чем именно она так веселилась, он понял только через десять минут, стоя задом кверху, пропустив одну руку под грудью Лидии, другой почти обнимая бедро Бойда и судорожно стараясь не уехать ногами назад и не придавить тем самым Айзека, который практически лежал под ним. Джексон, стоящий в похожей позиции совсем рядом, справа, дышал ему в затылок, периодически толкая его и заставляя витиевато материться, а всю остальную стаю неприлично ржать, из-за чего их «человеческая многоножка»**** тряслась, грозясь обрушиться на пол.
- Джексон, левая нога зеленый, - Дерек сидел на полу, демонстрируя им, что не жульничает, и называет именно то, на что показывает стрелка, заодно следя, чтобы никто не коснулся поля локтем или коленкой. Судя по тому, что Стайлз видел, тот был полностью доволен ролью воды и мысленно превратил безобидную игру в тренировку ловкости и концентрации, что, несомненно, было умно, только вот выносливость щенков была в десятки раз больше, чем у людей. Но Эллисон, практически всем весом опирающуюся на Скотта, Хейл не дисквалифицировал.
- Стилински, опусти задницу, - проворчал Уиттмор и, когда Стайлз, чувствуя начинающуюся дрожь в руках, почти лег на Лейхи, перекинул через него ногу, сделав тем самым из их позы очень двусмысленную конструкцию. Прямо-таки совсем двусмысленную, потому что Стилински чувствовал, как к его заднице прижимаются бедра Джексона, а сам он расположился между раздвинутых ног Айзека. Бойд, чье лицо находилось где-то там, в непосредственной близости от их… близости, сначала сотрясался от беззвучного смеха, а потом, не выдержав, произнес:
- Парни, вас надо в порнушке снимать, у меня тут просто потрясающий ракурс.
- Молодец, Дерек, так держать! – подбодрила Эрика, ухохатываясь вместе с ним и чуть толкая Стилински под коленку локтем, вынудив дернуться, вжавшись в Лейхи всем телом. Тот особо не удивился, без труда принимая на себя его вес, в ожидании, когда он снова поднимется. Но руки Стайлза, один раз расслабившись, наполнились тягучим перенапряжением и отказывались снова его держать, заставив мучительно выдохнуть в прикрытое кудряшками ухо:
- Можно я сдамся или так немного полежу? Полчаса уже йогой занимаемся, это не игра, а тирания.
- Располагайся, - великодушно разрешил Айзек, ухмыльнувшись нависшему над ними двумя Джексону, который с тихим, вибрирующим рычанием, почти неслышным за шумом музыки, словно привязанный, потянулся вслед за Стилински. И вот теперь это стало действительно напоминать сэндвич.
- Господи, Уиттмор! – воскликнул Стайлз, когда тот чуть прижал его своим весом к Лейхи, который, в свою очередь, двинулся вверх, ему навстречу. – Держи себя в руках! Пожалей несчастного меня, я не хочу возглавлять список «Самые странные стояки у девственников в истории». Ты себе представляешь, как это запишут? «Этот неловкий момент, когда ты оказался между двух оборотней, потирающихся друг о друга, и им обоим окей»! Я вам обещаю, я всем растрещу, что у меня был с вами Твистер!
Следующий его вопль: «Ваша репутация будет безнадежно испорчена!» потонул в хохоте и звуках падающих в общую кучу тел. В суматохе Стилински упустил из виду, как сжал кулаки Дерек, впиваясь в собственные ладони когтями, и как все его беты вздрогнули уже не от смеха.
- Красиво, - пробурчал Стайлз в чью-то макушку, совершенно случайно выцепив взглядом вид из окна. – Прогуляемся?

URL комментария

16:35 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:53


Ребята одобрительно загудели, помогая друг другу подняться и сразу идя в прихожую за верхней одеждой и обувью. В итоге все они столпились у черного хода, ведущего на задний двор, где деревья были украшены переливающимися гирляндами и было разноцветно-светло. Стайлзу пришлось открыть дверь, едва не вываливаясь на улицу, после чего они с Хейлом почти стукнулись лбами, одновременно наклонившись завязывать шнурки. Холодный воздух щипал нос и щеки, с темного неба сыпались хлопья снега и Стилински, туже затягивая бантик и выпрямляясь, посмотрел на виднеющийся недалеко небольшой, но довольно высокий холм, уже зная, чем развлечет стаю.
- Под веткой омелы меня обними и долгие-долгие поцелуи дари*****, - тихо пропела Лидия, чуть склонив голову и смотря на Стайлза. Он готов был поклясться, что увидел в ее глазах холодок свершившейся мести, но она улыбнулась и показала наверх. Туда, где на балку прямо у выхода была привязана веточка, под которой и стояли они с Дереком. Стилински медленно опустил взгляд, прекрасно понимая, что для оборотней его сердце грохочет, как ковровая бомбардировка, и встречаясь со знакомым выражением в зеленых глазах. Немного насмешливым, нарочито подчеркнутым спрятавшейся в уголке губ ухмылкой, но полным томного, тягучего голода. От которого все внутренности сжимались в сладкой судороге. Серьезно, Хейлу нужно законодательно запретить смотреть так на кого бы то ни было.
- Я – Царь Горы, - выдавил внезапно севшим голосом Стайлз, совершенно не планируя устраивать щенкам занятное зрелище, разворачиваясь и рванув к холму на максимуме своих возможностей, прекрасно зная, что у него не больше трех секунд форы. И правда, не успел он обогнуть ближайшие деревья, как его сбил с ног Скотт, азартно рыча. Стилински не даже не испугался толком, когда МакКола снесло в сторону мощнейшим ударом, и сильные руки дернули Стайлза вверх, поднимая на ноги и толкая его в направлении холма. Алые радужки Дерека вернули себе натуральный оливковый цвет, когда их взгляды встретились, и парень, кивнув, снова рванул к возвышению, слыша, как подвывают и рычат оборотни, кинувшись врассыпную и не просто не собираясь позволять ему забраться на холм, а ведя себя так, будто решили загнать добычу.
- С дороги, Стайлз! – крикнула Эллисон, явно не готовая уступить мохнатой братии и довольно быстро нагоняя Стилински, который уже достиг подножия холма, краем глаза отмечая, как Альфа сцепился с Бойдом и Эрикой, валяя обоих в снегу, а Скотт, лежащий в сугробе, дернул за ногу Джексона, заставляя того упасть.
- Извини! – пожал плечами Стайлз, начиная восхождение на холм и резко разворачиваясь к девушке, чтобы бросить в нее снежком. Она не ожидала такой подлости, но рассмеялась, шипя и выгребая снег из-за шиворота. Идея с закидыванием комками снега явно не была нова - следующий снежок прилетел в грудь ничего не подозревающей Лидии, которая решила обойти холм со стороны. И там ее уже поджидал Айзек, приготовивший себе довольно внушительный запас снарядов. Стилински только мотнул головой, не собираясь наблюдать за Битвой Титанов, и продолжил карабкаться вверх. Уиттмор, оставив позади рычащего Скотта, налетел на Стайлза сбоку, заставляя их обоих упасть и прокатиться кувырком до ближайшего дерева, в которое – вот повезло – спиной влетел все-таки нападавший. Оставив Джексона наедине с его звездочками в глазах и пнув напоследок, Стилински поднялся и опять рванулся вверх, дыша надсадно, обжигаясь глотками ледяного воздуха и чувствуя, как начало колоть в боку. Арджент, перенявшая тактику обстрела, забрасывала снежками Лейхи, явно делая в этом гораздо большие успехи, чем Мартин, но Стайлза уже не волновало, что там творится внизу, он практически выскочил на вершину и не успел свернуть, когда прямо перед ним вырос темный силуэт.
Столкновение вышло оглушающим, выбивающим воздух из легких, и они перекатились по снегу, замерев в той позе, в которой приземлились, заново учась дышать и пытаясь заставить мир вокруг перестать вращаться.
- Дерек, придурок, - выдавил Стайлз, смотря на звездное небо и чувствуя на себе весь нехилый вес Хейла. – Я думал, мы в одной команде.
- С чего ты взял? – фыркнул тот, приподнимаясь над ним и улыбаясь немного дико, со снегом в волосах и на воротнике. После чего приподнял одну бровь и заявил самодовольно, – Я победил.
- С чего ты взял? – вернул ему вопрос Стилински, вкладывая оставшиеся силы в последний рывок, переворачивая их и укладываясь всем телом на Дерека, зажмурившись и накрывая его губы своими, припечатывая к земле, отдавая себе отчет, что это очень грязный прием. Очень-очень грязный. Хейл, не растерявшись, положил горячие ладони на его замерзшие бедра, разводя их и заставляя оседлать свои бока, и прихватил зубами нижнюю губу, тут же проникая языком в его рот, не оставляя ни одного шанса отстраниться. Стайлз приоткрыл глаза, расслабляя пальцы на куртке Дерека, заставляя их, окоченевшие и непослушные, раздернуть молнию под его горлом, чтобы скользнуть под ушами, притягивая ближе, запуская их в смерзшиеся волосы и поглаживая затылок.
- Стайлз, - имя вырвалось горячим облачком пара, хриплое, зовущее, и Стилински, едва дыша, оттолкнулся от груди Хейла, сидя на нем, чувствуя, как прогревают до костей прикосновения сильных рук, как горит и тянет в паху, дурной совсем от адреналина и желания.
- Я – Царь Горы, - выдохнул Стайлз, снова склоняясь к искусанным и влажным губам, не касаясь – шепча в них. – Я победил.
Дерек не успел ничего ответить – парень дернулся вверх, поднимаясь, швырнув ему в лицо снега и сбегая вниз по холму, оступаясь и скатываясь последние метры кубарем, смеясь в голос, оглушенный биением своего сердца.
- Хэй, поцелуи под омелой не предполагают стояков! Но предполагают омелу! Оме-е-елу, Ваше Величество! – рассмеялась Эрика, почему-то полностью подхватив его настроение и тут же отвесив подзатыльник фыркнувшему Бойду, которому помогала отряхиваться от снега. Стилински только отмахнулся, скидывая куртку и ботинки на крыльце черного входа и влетая в дом, понимая, что у него совершенно нет времени. Вот он взлетает по лестнице на третий этаж особняка, споткнувшись два раза, а Дерек спускается с холма, перекатывая в горле громкий злой рык; вот он стягивает с себя одежду и забирается под душ в своей спальне, а Дерек отряхивает его вещи и заносит их в дом, после чего раздевается сам; вот он растирает свое замерзшее тело, шипя от боли, которую причиняет горячая вода, а Дерек распугивает всю стаю одним взглядом алых глаз, и те врубают музыку настолько громко, насколько способны выдерживать их уши, – Стайлз готов поклясться, что чувствует, как вибрируют от басов стены; вот он вытирается, натягивая белье и домашние штаны с футболкой – чистые и сухие, а Дерек заканчивает подъем по ступеням; вот он щелкает выключателем, погружая комнату во тьму, стягивает с кровати покрывало, забираясь на нее, но не успевая лечь, а Дерек даже не стучит, заходя к нему и стоя в прямоугольнике света, не давая разглядеть свое лицо.
По сценарию Стилински должен был пробурчать: «Чувак, закрой дверь с той стороны, отлично посидели, но я умотался», и упасть, словно заснул, на подушку. Притвориться достаточно хорошо, чтобы Хейл понял – он хочет, но он не готов, что это слишком быстро и страшно, что ему нужна неделя, может, пара походов в кино, чтобы это хотя бы выглядело нормально… Но у него словно стало два сердца – одно билось в горле, а другое синхронно с первым пульсировало под желудком. Поэтому Стайлз сбросил подушку на пол и спихнул ногой вслед за ней одеяло, дрожащими руками берясь за край своей футболки и тяня его вверх. Дверь хлопнула оглушительно, и в комнате снова стало непроглядно темно, скользнувшие на поясницу руки заставили вздрогнуть и выгнуться.
- Дерек, - выдохнул Стилински, и Хейл прочитал в звуке своего имени все, что должен был, припал к пылающим припухшим губам, целуя медленно и глубоко, притягивая его ближе и заставляя лечь на спину, знакомо уже прикусывая его язык. Стайлз не сдержал всхлипа, обхватывая его плечи, и да, вот теперь ему стало на самом деле страшно, и жарко, и стыдно, и неловко, – все нутро переполняли эмоции, сильные, словно тайфун, сминающие и подчиняющие.
- Сними! - парень нашел в этих эмоциях нетерпение, и зацепился за него, как волк за якорь, дернул ткань футболки Дерека вверх, вырывая у него рык. Дернул еще раз, все-таки добиваясь своего, и прильнул, приподнимаясь, кожей к коже, горячо и правильно, думая о синяках на своей спине после знакомства со стеной тогда, давным-давно, думая о прохладной воде бассейна, затекающей в нос. Хейл рванулся из его объятий, выпрямляясь, зазвенела пряжка, потом вжикнула молния, но Стайлз не дал ему толком раздеться, только спустить джинсы с бельем к икрам, и поднялся следом, встав напротив на колени, обхватывая его шею и ища слепо его рот, целуя в итоге скулы и подбородок, нос, прикусывая верхнюю губу, дрожа мелко от того, как Дерек провел ладонями по его спине, ниже, под резинку штанов и белья, стягивая их, заставляя грубую ткань скользнуть по возбужденному члену, вырвав стон.

URL комментария

16:35 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
17.11.2012 в 11:53


Они так и остались – Хейл сидел на пятках, прижимая его к себе, растягивая влажными от слюны пальцами, а Стилински лишь разводил бедра шире, хватая воздух и цепляясь за его плечи, тяня за волосы, которые были мокрыми. Непонятно от чего – от талого ли снега или уже от пота, но в душном, тягучем воздухе пахло хвоей и терпко, сильно – сексом, музыка, доносящаяся снизу, отбивала какой-то дикий ритм, и пульс Стайлза почему-то следовал за ним, утягивая в это нездоровое, неровное биение и сердце Дерека.
- Хватит, - наверно, это было больше похоже на мольбу, но было плевать, хотелось больше, острее и ближе. Стилински отпихнул его руку, заставляя вытащить пальцы, и потянулся вниз ладонью, обхватывая истекающий смазкой член, направляя его в себя и медленно опускаясь. Хейл застонал глухо, хватая Стайлза за бедра и насаживая до основания одним слитным движением, не в силах больше сдерживаться. Стилински задохнулся от боли и сводящего с ума ощущения наполненности, которых было слишком много, так много, что он дернулся вверх, стремясь избавиться от них, но Дерек дал ему подняться только на половину длины и опять надавил на бедра, двинувшись навстречу, войдя на всю длину, выбив крик. И, двинувшись один раз, не остановился, подхватывая под ягодицы, раздвигая их, вытрахивая из него все мысли и боль, заставляя извиваться и подаваться вниз, захлебываясь стонами. Стайлз уже не чувствовал сведенных судорогой пальцев на ногах, только влажное, шумное дыхание на своих ключицах, губы, оставляющие засосы, и то, как двигается в нем член, заставляя непривычные мышцы сжиматься, а позвоночник плавиться от удовольствия. Он не понимал, как не разрыдался еще или не отключился, но перед глазами плавали цветные пятна, кровь шумела в ушах, и…
- В меня, - голос сорвался на хрип, и Дерек дернулся, зарычав, толкнувшись еще пару раз и кончая, позволяя бьющемуся в оргазме Стайлзу сцепить зубы на своем плече. Он затих только через минуту, все еще вздрагивая, повиснув на Хейле бессильно, ощущая, как тот вибрирует, словно на грани превращения в волка.
- Как… - едва слышно произнес Стилински ему в шею, дыша через раз, пытаясь подвигать пальцами на ногах и претерпевая полную неудачу. – Как давно?
- С первой встречи, когда ты вспомнил мое имя, - уверенно откликнулся Дерек, обнимая Стайлза, поглаживая разгоряченную, влажную от пота кожу, и явно не собираясь выходить из него – не то чтобы Стайлз был против. Не то чтобы Стайлз позволил бы ему это сделать.
- Я не «вспомнил». Я помнил его… шесть лет, - возразил он сонно, мягко улыбнувшись, когда Хейл ощутимо дернулся. Не ожидал, да? – Пойдем в душ.

Умывание холодной водой не помогло прогнать томную, сытую усталость из тела, но хотя бы вернуло ощущение чертовой реальности после того, как Стилински проснулся в объятиях Дерека. Хейл дрых без задних ног, но, когда Стайлз выскользнул из кровати, тут же открыл глаза. А сейчас они вместе шли на кухню, вполголоса обсуждая, кто больше еды готов в себя запихать вот прямо не сходя с места, и Стилински очень сильно порадовался тому, что надел водолазку с высоким горлом. Конечно, вся стая была в курсе всего, и вид покрывающих его тело меток определенно никого бы не удивил, но на залитой зимним солнечным светом кухне помимо бурно обсуждающих что-то щенков сидели его отец и миссис МакКол с чашками в руках, а Питер стоял возле плиты, варя еще одну порцию кофе. И стоило Стилински-младшему привлечь к себе внимание, пожелав всем доброго утра, как зомби-дядя повел носом, тут же расплывшись в совершеннейше, абсолютнейше и наиполнейше счастливой улыбке, от которой присутствующие передернулись.
- Лучше и не скажешь, Стайлз. Доброе, безусловно доброе утро, - Питер покивал, после чего обратился словно бы в пустоту, - Закончилось три часа назад.
Стилински бросил взгляд на часы, которые показывали что-то там четвертого и только пожал плечами, открывая холодильник и передавая Дереку оставшиеся после вчерашнего блюда. Стая с любопытством наблюдала за этим, стреляя глазами от Альфы к шерифу и ожидая зрелища. Стайлз уселся за стол с полной тарелкой и начал аппетитно уплетать еду, стараясь при этом незаметно сесть удобнее. Судя по вытянувшемуся лицу отца, незаметно не получилось. Ну да какая, впрочем, уже разница, – два парня одновременно спустились на кухню, оба голодные как волки – ну, один не совсем «как», – и, по мнению Стилински-младшего, все было очевидно и ясно, как день.
- Сын, - довольно-таки мрачно обратился к нему шериф, и стая заухмылялась. – Вы что, с утра пораньше подрались?
Стайлз вскинул брови, неимоверным усилием воли заставляя себя не бросить взгляд на Дерека. Господи, у него святой отец!


_____________________
*The Killers – Mr. Brightside
** Imagine Dragons - Bleeding Out
***Dead or Alive 5
****Фильм ужасов, на вкус автора очень ржачный. Кто смотрел, тот в курсе, кто не смотрел – зацените трейлер, только на всякий пожарный не ешьте в процессе. А то не у всех такое же чувство юмора, как у автора. XD
*****Glee Cast – Extraordinary Merry Christmas

URL комментария

15:59 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
10.11.2012 в 22:04


Исполнение №1. 2451 слово.
Автор взял на себя смелость использовать ту шкалу, добровольной жертвой которой становился сам. Ну а еще тысяча и один намек на разнообразно-прекрасные пейринги. Дорогой заказчик, без обид. =D

- Смотри-ка, что там впереди? За все придется заплатить! А, что хотел, не получив – меня во всем быстрей вини!* – Стайлз отрывисто двигал руками в воздухе, ударяя несуществующими барабанными палочками по несуществующим барабанам, и широко улыбался, продолжая петь. Скотт и Эрика, подхватывающие припевы, двигались в ритм музыки, изображая игру на гитаре, а Айзек с наслаждением прибавил звук караоке и подошел помочь Бойду, который поднимался из подвального помещения, держа коробки с новенькими бокалами «Irish Coffee»**. Эллисон и Лидия убирали со стола тарелки, а Дерек и Джексон отодвигали диван и кресла подальше от камина, освобождая место, чтобы тут же забросать его пледами и подушками.
- Смотри, чтобы выжить, бегут!* – дотянули ребята песню и рассмеялись, отвешивая шутовские поклоны и аплодируя друг другу. Стилински вырубил караоке, вставил в плеер флешку и включил музыку, оглядываясь на всю стаю с совершенно счастливым выражением лица. Огонь бросал на стены теплые отблески, поленья потрескивали от сухого жара, камин, деревянная лестница и все подходящие поверхности уже были украшены гирляндами, носками, омелой и лапником, к Рождеству не хватало только ели, за которой общим голосованием был отправлен Питер. А в отсутствие зомби-дяди подростки тут же решили устроить вечеринку в честь окончания ремонта в поместье Хейлов и начала зимних каникул. Конечно, Дерек поворчал для проформы, а Стайлза озадачили развлечениями, потому что оборотни не пьянели и не могли бы расслабиться с помощью алкоголя, но в итоге посиделки вышли замечательными. Ужин, Монополия, покер, Гитар Хиро, Мортал Комбат – в которую Лидия сделала всех, кроме Стилински, - тысяча и одна идиотская история из жизни, а с наступлением ночи Айзек вызвался сварить глинтвейн из виноградного сока, и Эрика тут же распорядилась устроить лежбище возле камина.
- А знаете что? У меня есть отличная идея! – Рейерс покрутила стеклянной бутылкой из-под Колы, которую только что опустошила. Выражение ее лица не сулило абсолютно ничего хорошего. Ну или наоборот, это как посмотреть…
- Если ты не заметила, тут только три девушки, - выпалил Стайлз до того, как его мозг отфильтровал эту информацию, как лишнюю. Эрика только фыркнула.
- Так интереснее! Возражения не принимаются ни от кого! Да-да-да, Дерек, можешь не рычать! – она сполоснула бутылку, насухо ее вытерла и направилась к камину, чтобы освободить место прямо посередине. Скотт наблюдал за ней с недоуменным выражением на лице, и Мартин подарила Эллисон сочувствующий взгляд – все-таки иногда МакКол был ну уж слишком тормозным. Арджент явно не имела ни малейшего представления, как сообщить своему парню о предстоящей игре, поэтому лучшая подруга ее выручила.
- Можешь поздравить своего дружка, - рыжеволосая красавица пихнула Скотта локтем и указала на Стилински кивком головы. – У него есть очень неплохой шанс получить от меня парочку поцелуев сегодня. Возможно, даже три?
Стайлз, прекрасно это слышавший, сглотнул. Желание отказываться от игры пропало мгновенно, а озарение, которым осветилось лицо МакКола, впору было запечатлеть на камеру и выложить на Ютуб. Айзек и Бойд перемыли бокалы, разливая по ним ароматный напиток, от которого шел пар, Джексон погасил верхний свет, а вслед за ним и украшающие лестницу переливающиеся разными цветами гирлянды, оставив освещение гостиной на ответственности очага. Перенеся кастрюлю с оставшимся глинтвейном и половник ближе к огню, ребята разобрали бокалы и уселись в круг, переговариваясь между собой и особо не обращая внимания на блестящий бок лежащей между ними бутылки. Стилински оказался зажат между Эллисон и Джексоном, напротив Лидии, через человека от недовольного Дерека, которого усадили в круг почти насильно. Да уж, вот кому от таких игр никакого удовольствия – вырос давным-давно из той поры, когда неловкое обслюнявливание под чужими пристальными взглядами вызывало восторг.
- Итак! Правила простые, - Эрика открыла блокнот, быстро исписывая страницы именами. – Целует тот, кто крутит. Одно попадание – в щеку, два – в губы, три – взасос. Записывать буду я, ну и я начинаю.
Она отложила блокнот и взялась за бутылку, быстро крутанув ее против часовой стрелки и делая глоток горячего напитка из бокала. Стайлз вздохнул, недоверчиво смотря на указующий перст… указующее стеклянное горлышко, выбравшее его первой жертвой. Интересно, а оборотни в состоянии рассчитать необходимую силу для того, чтобы бутылка остановилась так, как им выгодно? Рейерс рассмеялась:
- Иди сюда, Бэтмен.
И потянулась к нему через свободное пространство, соблазнительно выгнувшись. Парень закатил глаза и подставил щеку под мягкие губы. Эрика обдала его приятными ароматами специй и духов, оставляя вместе с поцелуем след от помады, который Стилински тут же стер, бездумно взявшись за стекло и отправляя его перекатываться до того, как сомнения и смущение смогли бы сгрызть его живьем. Бутылка, сделав энное количество оборотов, выразительно указала горлышком на самого Стайлза. Стая прыснула. Даже Дерек фыркнул, прикрывая свою улыбку поднесенным к губам бокалом.
- Молодец, Стилински! Уже даже Кола как бы намекает, - давился ехидным хохотом Уиттмор, хлопая его по колену и наслаждаясь ситуацией, казалось, больше всех.
- Очень смешно, Джексон. Смотри, смешинкой не подавись, - ответил Стайлз, чувствуя, как краска заливает лицо. Какая-нибудь нелепая хрень? Всегда готова поприсутствовать в его жизни! Он остервенело крутанул бутылку еще раз, так, будто это она виновата во всех его бедах, и бутылка не преминула отомстить.
- Серьезно? – вопросил в гробовом молчании Стилински, обращаясь к стекляшке таким тоном, что она, если бы могла, обязательно устыдилась бы и прокрутилась еще немного. Да, вот именно это он имел ввиду, когда жаловался на то, что девушек в коллективе слишком мало! Хейл вскинул брови, выжидающе глядя на Стайлза и явно едва удерживаясь от того, чтобы расхохотаться. Забавно ему!
- Стайлз, не забывай дышать, - с неподдельным волнением произнес Скотт, и вот теперь стая покатилась по-настоящему, только каким-то исключительно волшебным образом не разлив повсюду глинтвейн, всхлипывая и утирая слезы. Парень решил воспользоваться общим невниманием и потянулся к Дереку, быстро прижимаясь губами к его щеке. Щетина слегка кололась, но кожа была теплой и здорово пахла чем-то, он не успел разобрать, чем именно. Хейл даже не шелохнулся, что оставило довольно странное впечатление, будто Стайлз поцеловал нагретую каминным огнем статую. Ну, а кто ожидал, что тот с готовностью будет подставлять лицо для лобызаний? Так что Стилински передал эстафету и выдохнул с облегчением.
- Ух, как бодрит, – с ядовитой улыбочкой пропела Эрика, делая пометки в блокноте, а все остальные оборотни, кроме Скотта и Дерека заухмылялись. Судя по всему, теперь Альфа был вот совсем не в восторге, передавая остальным свои эмоции. – Крути.
Под рукой Хейла бутылка сделала три плавных оборота и остановилась на Лидии. Стайлз попытался подавить в себе чувство иррациональной зависти, но оно накрыло его с головой, когда Мартин с готовностью подставила свою персиковую щечку для поцелуя. Никто даже толком не смотрел на то, как Дерек мазнул губами по ее коже, все принюхивались к Стайлзу с выражением абсолютного кайфа на гнусных мордах. Конечно, сразу было понятно, что для оборотней бутылочка гораздо больше, чем просто обмен слюной, возможно именно из-за этого Хейл позволил уговорить себя, но все равно! Лучше бы все они хранили нейтральные выражения лиц, как в покере. Стилински, отвлекшийся на свои размышления, не сразу почувствовал боль в колене, за которое бездумно схватился Джексон, едва не выпуская когти. Горлышко бутылки указывало на Скотта. Конечно, стая не врубалась, но вот Стайлз ощутимо вздрогнул, когда Лидия оставила на щеке МакКола блестящий след от блеска для губ, а тот покраснел. И Стайлзу же пришлось максимально незаметно поглаживать Уиттмора по пояснице, не думая, как это может выглядеть, а просто успокаивая его, потому что чертова коленка, зажатая в тисках чужих пальцев, была все еще дорога ему как память.
Эллисон, почувствовав себя так же некомфортно, как и все, начала какой-то отвлеченный разговор с Айзеком, и к тому моменту как слишком сильно раскрученная бутылка остановилась, все более-менее расслабились.
- Лох – это судьба, - прокомментировала Рейерс, а Стилински чуть не выплюнул назад глинтвейн, который с наслаждением набрал в рот. Надо было отдать должное Скотту – он сделал дело еще до того, как Стайлз проглотил жидкость и обрел способность говорить.
- Фу-у-у, чувак! Это отвратительно! – воскликнул парень, остервенело вытирая влажную щеку, пытаясь стереть ощущение. МакКол почему-то выглядел оскорбленным.
- А вот Хейла целовать не отвратительно? – вопрос потонул в женском смехе, а Стилински прокрутил бутылку, чувствуя, как начинают гореть уши, когда она замедлилась и остановилась.
- Признаю, Стилински, у тебя отличный вкус, - фыркнул Джексон, за что тут же получил полный возмущения взгляд. То есть, если посмотреть на Лидию, то, безусловно, у него великолепный вкус, а вот если посмотреть на Дерека… То да, действительно великолепный, даже если выбор сделала все-таки бутылка. Видимо, эта мысль бегущей строкой отразилась на его лбу, потому что Хейл смотрел на него с легкой недоверчивой ноткой. Стайлз еле сдержался, чтобы не облизнуть губы, - во-первых, он уже достаточно повеселил этих гиен, а во-вторых, если на лице Дерека появится отвращение, то ему останется посыпать голову пеплом все оставшиеся годы.

URL комментария

15:59 

Пишет Автор ТинВулф Феста:
10.11.2012 в 22:04


- Прости, чувак, - пробормотал он, тянясь вперед через Джексона и чуть замерев перед губами спокойного Хейла, чтобы вдохнуть. Серьезно, запах был отличный, но совершенно невозможно было разобрать, какой именно. Под легким шлейфом глинтвейна прятались яблочные и коричные нотки, но они ели это на десерт. Стилински разочарованно признал поражение своих обычных человеческих органов чувств и прижался к теплым губам, тут же отстранившись, с паникой осознавая, что Дерек ответил на поцелуй, вовсе даже не напоминая статую в этот раз. Ощущения были… смешанными, да и стая замерла, заняв наблюдательные позиции. В наступившей тишине перекатывание бутылки по полу почти оглушало, но потом стихло и оно.
- Знаешь что? Давай поменяемся местами, - Уиттмор похлопал ошарашенного Стайлза по плечу и практически силой пересадил его вплотную к Хейлу. – Не уверен, что хочу быть в первых рядах перед вашей взаимностью.
- Придурок, - огрызнулся Стилински, чувствуя, как бухает в груди сердце. Не то чтобы он придавал происходящему какое-то особое значение, в конце концов, это была игра, о которой все забудут через пару дней, но что-то ему подсказывало, что даже с Айзеком или Бойдом все вышло бы… проще. Дерек с намеком на улыбку протянул руку, чтобы погладить его по щеке большим пальцем, заставляя приоткрыть рот. Стайлз не был уверен – от удивления или для того, чтобы что-то сказать, потому что горячие губы Хейла накрыли его, и это было что-то вот совсем-совсем не похожее на предыдущие два поцелуя. Скорее всего, дело было в том, что Дерек, никак не комментировавший игру, был опытнее всех них, вместе взятых, ну или в том, что это был хренов первый поцелуй Стилински. Но влажный язык скользнул по его нижней губе, заставляя жарко выдохнуть, а потом проник внутрь, вызывая толпу мурашек, пробежавших по всему телу и осевшую где-то под желудком, чтобы распространять волны дрожи. Стайлз не был уверен, что ему стоило отвечать, но его рот всегда действовал до того, как мозг отдавал приказы, поэтому он обнаружил себя целующим Хейла и дуреющим от его запаха, пока Дерек поглаживал его затылок. Когда человеческие зубы слегка прихватили его язык, Стилински выгнулся, готовый застонать от накатившего возбуждения. Почувствовав это, Альфа отстранился, чуть прищурившись, хитро и довольно, а Стайлз, отчаянно краснея, пытался привести в порядок дыхание. Спасибо стае, она усиленно делала вид, что все это время точно так же разглядывала интерьер, а не пожирала целующихся светящимися глазами. Опозориться еще сильнее было невозможно, поэтому, когда горлышко бутылки указало на Айзека, Стилински только хмыкнул и сделал вид, что не заметил, как Лейхи втянул воздух рядом с ним. Серьезно, если уж Стайлза вело от того, как пахнет Хейл, то он точно не мог винить в этом же щенков с нюхом, который был острее в тысячу раз. Когда он сел на свое место, притеревшись бедрами к бедрам соседей, он с удивлением обнаружил, что Альфа легко, почти незаметно вибрирует от сдерживаемого рыка. Странно.
- Хэй, аккуратнее, деточка, - привлекла к себе внимание Эрика, чье бедро схватила Лидия, грозясь прорвать маникюром колготки. Стилински опустил взгляд на бутылку – та указывала на Джексона, и выражение лица Айзека было… говорящим. Кажется, он вдыхал вовсе не запах Дерека, оставшийся на Стайлзе, а вот Уиттмор ни удивленным, ни презрительным не выглядел. Он только улыбнулся легко и позволил Лейхи прижиматься губами к своей скуле дольше, чем было необходимо.
- Санта-Барбара, - закатил глаза Бойд, и Стилински бы охотно с ним согласился, если бы не чувствовал до сих пор у себя во рту сладковатый привкус и все прикосновения чужого языка. И Джексон точно смог рассчитать траекторию бутылки, потому что как иначе объяснить то, что теперь она указала на недовольную Мартин, которая даже не пыталась скрыть своего недовольства?
- Эй, не нарушаем правила, - укорила ребят Эллисон, смотря, как Лидия утянула склонившегося к ней Уиттмора в настоящий, привычный им обоим поцелуй, даря Айзеку целый набор взглядов, в котором сквозило неоспоримое превосходство. Стайлз фыркнул – нашла к кому ревновать. Но не успел он расслабиться, потягивая глинтвейн, как Мартин снова выпал Дерек, вызывая в нем что-то странное. Девушка с улыбкой приблизилась к его лицу и чуть приоткрыла губы, прежде чем накрыть ими рот Хейла. Стилински нахмурился, не в состоянии понять природу своих эмоций, а когда губы Хейла дрогнули в ответном движении, его затопило четкое ощущение неправильности.
- Какой же ты все-таки тормоз, Стилински, - вздохнул Джексон, снова хлопая его по плечу. И Стайлз готов был согласиться с ним, впервые запутавшись в собственных чувствах. Период, когда он ревновал Лидию ко всем подряд, прошел давным-давно, да и какого черта, игра должна приносить удовольствие! Но она не приносила. Вообще нихрена не приносила теперь, когда Дерек целовал Эллисон, чей овал лица был очень схож с овалом лица Кейт. Стилински стиснул пальцы на бокале и прикрыл глаза, заставляя себя успокоиться и пропуская мимо своего внимания несколько следующих ходов. Интересно, если он сейчас откажется продолжать, он не будет выглядеть странно?
- Не спи, красавица, - промурлыкала Эрика, стоя перед ним на четвереньках и чуть прижимая локтями свою грудь, на которую Стайлзу открывался потрясающий вид. Парень отставил бокал в сторону и чуть подался вперед, позволяя Рейерс коснуться своих губ, в надежде, что этот поцелуй сотрет жгучие ощущения. В итоге их губы соприкоснулись несколько раз, потому что Эрика решила с влажными звуками его расцеловать, довольно улыбаясь в процессе и заражая Стилински своим хорошим настроением. Которое не испортил даже приглушенный рык, который издавал Хейл. Серьезно, ему стоит поучиться выражать свои мысли словесно.
- Пожалуйста, немного удачи мне! – взмолился Стайлз, берясь за бутылку и уже почти не удивляясь, когда ее выбор снова пал на Дерека. Предполагалось, что целовать должен тот, кто крутит, но точно сказать, кто к чьим губам припал, он бы не решился.
И ему даже не было стыдно хвататься за футболку Хейла, выгибаясь под его руками и позволяя терзать свои губы, стирая с них чужие запахи. Стилински записал в мысленный список дел благодарность Уиттмору и Рейерс, которые почему-то оказались сообразительнее него и увидели то, что он чувствовал сейчас, еще до того, как он в принципе предположил, что такое возможно. Что возможно проходиться языком по губам Дерека, задыхаясь, проводя рукой по его шее, запуская пальцы в волосы и стискивая их в кулак, притягивая к себе. Что возможно заваливаться на спину под его звериным напором и потираться пахом о его крепкое бедро, совсем забыв об окружающих их зрителях, думая только... Не думая вовсе.
- Дай пять, клубничка, - произнесла где-то там Эрика, поднимаясь со своего места одновременно со всей стаей и обращаясь к Джексону. Раздался хлопок ладоней, после чего Рейерс обратилась уже к целующимся, вызвав у Альфы оглушительный рык. – Ну что? С остальным сами справитесь, идиоты, или мне распаковывать Твистер?



____________________
* The Offspring – You're Gonna Go Far, Kid
** Бокалы из термостойкого стекла с ручками, используются для подачи латте, глинтвейна, ирландского кофе и чая.

URL комментария

16:28 

просто awww


the world is ugly

главная